ГОЛОВА УРИНА НА БЛЮДЕ

Почему Большой театр сегодня поторопился объявить планы на пять лет вперед, до 2022 года. «Метрополитен-опера», Анна Нетребко, совместные постановки “Саломеи” Р. Штрауса (режиссер Клаус Гут), «Аиды» Верди (режиссер Майкл Майер), «Лоэнгрина» Вагнера (режиссер Филипп МакДермотт). Вы видели хоть один западный театр, который объявляет планы дальше, чем на следующий сезон? Зальцбургский фестиваль даже не намекнул пока программу 2018 года, интендант Маркус Хинтерхойзер говорит во всех интервью, что иначе стыдно будет отменять. Большому театру не стыдно!

После моей статьи к 1001 дню правления “человека в водолазке”,

ВЛАДИМИР УРИН ВОЗГЛАВЛЯЕТ БОЛЬШОЙ ТЕАТР 1001 НОЧЬ

которую Урин, конечно, «не заметил», быстро было дано интервью ИТАР-ТАСС, кажется, о том, что Черняков таки будет работать в Большом. Теперь директор отнекивается от этого. Дмитрий Черняков просто отказался после истории с балетом «Нуреев» Кирилла Серебренникова и Юрия Посохова, и правильно сделал. Кому понравится, что театр пытается корректировать твой спектакль и твои планы!

Сегодняшняя пресс-конференция с участием генерального менеджера Мет Питера Гелба, это на самом деле крик души генерального директора Большого, под которым качается ставший привычным для всей его большой семьи стул. Ему кажется, что уж планы совместных постановок с «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке точно помогут ему удержать власть. Уверенности в том, что после президентских выборов, когда Министерство культуры покинет одиозный начальник с развенчанной диссертацией, а человеку на восьмом десятке лет удастся сохранить абсолютную власть в театре – нет. Его голову могут принести на блюде преемнику Мединского. Поэтому создается еще и задел на будущее, если не он, то его жена Ирина Черномурова, курирующая сотрудничество с Мет сможет проработать здесь как минимум еще пять лет.

Кстати, думаю Большой театр в очередной раз нашел и прекрасный способ раздуть и без того огромные бюджеты. Сегодня каждый его спектакль стоит больше, чем спектакли Ла Скала, Ковент Гарден, Парижской оперы. А тут вы получаете три спектакля, декорации которых надо будет возить каждый год из-за океана. Большой же будет отплачивать перевозку в эту сторону! Короблями, контейнерами, многотонные декорации современного спектакля из железа и стали будут плыть неделями, потом перевозить грузовиками… Можете себе представить, сколько это стоит? И если во всем мире совместные спектакли делают для снижения бюджетов, то тут мы понимаем, что все наоборот!

Хочется только пожалеть Питера Гелба, который терпит абсолютный крах на посту руководителя Мет: в этом сезоне уже была отменена одна постановка, и это впервые в истории этого театра. Сильно опустевшая после начала массовых трансляций в кино касса театра, теперь пополнится за счет Большого. Так что Мет только выиграет. Продукции, о которых идет речь, как и почти все, что выпускает Гелб, это такой усредненный товар бродвейского красочного толка, который имеет мало художественных достоинств. Но и все равно Урину стоит опасаться! А вдруг на сцене будут геи, или голый Нуреев? Тот же Клаус Гут способен на такие эскапады.

В конце хочется сказать еще и о прекрасном плане, связанным с нашей примадонной Анной Нетребко. Как рады все ее поклонники, три постановки с ее участием – это не три несчастных спектакля «Манон Леско», в которых она спела в Большом театре. А ведь вся эта огромная и дорогостоящая постановка была задумана ради дивы. Теперь там промышляет только ее муж. А это не одно то же.

«Аиду» Нетребко уже спела в этом году в Зальцбурге. Спела так себе, но ничего страшного, до 2022 года есть время для «впевания» партии и создания образа. С «Лоэнгрином» в Дрездене у нее случилась беда, артистка не смогла выучить немецкие слова (видимо, даже записанные русскими буквами, ведь немецкого эта гражданка Австрии не знает). В Дрездене на сцену срочно выставили видеосуфлеры как для телеведущих. Позорный факт преподносится самой певицей как свершение! В общем, кто гарантирует, что она выучит все же Эльзу на немецком языке? Пока же объявлено, что ее планировавшийся в Байройте дебют в этой же партии не состоится.

Ну, а про «Саломею» даже страшно подумать! Там и текст, и, прости господи, танец семи покрывал! И никто не хочет пожалеть бедную примадонну, которая еще вчера пела Лючию, а скоро, по-видимому объявить и об исполнении «Кармен». Даже страшно становится за ее голос. Но пока он есть, ее тоже можно использовать для демонстрации великих менеджерских способностей директора Большого театра.

А пока нам еще ждать и ждать этих свершений, будем довольствоваться выступлениями артистов Молодежной оперной программы и постановками Дмитрия Белянушкина, Тимофея Кулябина, Алексея Бородина и других мастеров локальной сцены. Потерпим…

 

Вадим Журавлев

 

 

 

Журналист, критик, продюсер