ВЕНЕРА СО СКРИПКОЙ

mutter

Анна-Софи Муттер вознаграждена Юрием Башметом

Самая престижная из российских премий в этом году досталась выдающейся немецкой скрипачке Анне-Софи Муттер, которая дала концерт в Большом зале Московской консерватории.

В 1994 году с согласия вдовы Дмитрия Шостаковича благотворительный Фонд Юрия Башмета учредил премию его имени, лауретами которой за эти годы успели стать скрипачи Гидон Кремер и Виктор Третьяков, дирижер Валерий Гергиев и певец Томас Квастхофф.

Юрий Башмет уже в пятый раз одаривает кругленькой суммой в $25000 не только своих закадычных приятелей, но и звезд мирового масштаба. Премия становится чем-то вроде гонорара, который они получают за обязательный для лауреата концерт в БЗК. Приезд в Москву Анны Софи Муттер носит едва ли не эпохальный характер. Звезды такого уровня (если только они не бывшие “наши”) до Москвы не доезжают.

Из всех счастливчиков, открытых и вознесенных к вершинам классического топ-листа великим Гербертом фон Караяном, Муттер  единственной удалось не только превратится из вундеркинда в суперзвезду, но и упрочить свою славу после смерти маэстро. Ей приходится ежедневно доказывать свое звездное реноме, воспитывать трех детей (двух собственных и одного ее покойного мужа), много заниматься благотворительностью, поддерживая молодых музыкантов, борьбу со СПИДом, строительство нового музея в Мюнхене. Кстати, премию Фонда Башмета она тоже оставила в России для покупки инструментов молодым музыкантам. Внешность топ-модели и страсть к оголенным плечам на сцене принесли ей еще и славу “Венеры” мировой классической музыки.

В Москве, куда Муттер вместе с пианистом Ламбертом Оркисом заехала на полдня после окончания мирового турне со сложнейшей программой “Все сонаты Бетховена”, у нее не все получилось сразу.  В зале она заметила горящие лампочки записывающих телекамер, что вывело ее из равновесия. Пришлось организаторам запрещать съемку. Но звездного настроя уже не было – Пятая (“Весенняя”) соната Бетховена и Скерцо Брамса были сыграны без особого блеска и с мелкими погрешностями. Но последовавшая за этим церемония награждения, в которой разговорчивые русские мужчины – Никита Михалков, Юрий Башмет – пытались говорить корявые комплименты, а еще больше расцеловать красавицу-скрипачку, видимо прибавила ей настроения.

Во втором отделении, где звучала скрипичные шлягеры, Муттер еще раз доказала, что “виртуоз” – слово вовсе не ругательное. Элегантная страстность  “Цыганских напевов” и Фантазии на тему оперы “Кармен” Сарасате сменялась немецкой сдержанностью и романтичностью в “Легенде” Венявского. Все вместе довело зал до состояния полного экстаза и артистке пришлось играть еще одно “бисовое” отделение, в котором выделялось уникальное исполнение Медитации из оперы “Таис” Массне.

Созданные знаменитыми музыкантами благотворительные фонды все чаще отбирают хлеб у нищих концертных организаций. Благодаря бурной общественной деятельности Ростроповича, Спивакова наша публика смогла познакомиться со многими из тех зарубежных музыкантов, приезда которых здесь даже не ожидали. Концерт Анны-Софи Муттер стал знаменательным явлением на фоне даже уплотненного декабрьского графика концертов. И если весной не состоится уже не раз откладывавшийся концерт великой певицы Джесси Норман, выступление немецкой скрипачки претендует на звание “лучший концерт сезона”.

В Москве Анна Софи Муттер пробыла всего полдня и за это время успела ответить всего на четыре вопроса журналистов. Один из них был задан корреспондентом “Ъ” Вадимом Журавлевым:

– Вы играете чаще классические шедевры. Но время от времени исполняете написанную специально для вас музыку современных композиторов – Кшиштофа Пендерецкого, Вольфганга Рима. Что для вас важнее?

– Для меня, как и для современной публики, важно и то, и другое. Великие классические произведения мы ценим за их стремление к вечным человеческим ценностям. Современная музыка позволяет нам чувствовать свою причастности к музыкальной истории. Молодое поколение интересуется новой музыкой и это тоже влияет на выбор моего репертуара. Сейчас я жду нового сольного произведения, которое пишет для меня ваш прекрасный композитор София Губайдулина по заказу Пауля Захера (один из самых известных в мире музыкальных кураторов, по заказу которого писали Стравинский, Барток и др. – “Ъ”). В будущем исполню также новое произведение Пьера Булеза. Я бы не могла жить без новой музыки, это было бы неинтересно.

Вадим Журавлев, Коммерсант-Дейли 22 декабря 1998 года

Журналист, критик, продюсер