СИМФОНИЯ МИЛЛИОНОВ

 

svetlanov3

Юбилейный вечер Евгения Светланова в Большом театре

“Симфонические титаны”. Эти слова принято использовать по отношению к великим композиторам прошлого – Бетховену, Малеру, Брукнеру. Юбилейный вечер Евгения Светланова, прошедший в минувшую пятницу в Большом театре, подтвердил давно известный факт: Светланов – тоже “симфонический титан”. Все, что он сыграл и записал за 43 года творческой жизни есть труд титанический и на первый взгляд, неисполнимый для одного человека даже за целую жизнь. Все это выстраивается в колоссальную симфонию, которую по аналогии с «симфонией тысячи участников» – Восьмой симфонией Малера -, недавно сыгранной маэстро, можно назвать «симфонией миллионов». Тысячи музыкантов делали музыку вместе с ним, миллионы  внимали этой музыке вживую, в трансляциях и записях.

Светланов неутомим: от сезона к сезону он не перестает удивлять публику  и неожиданными трактовками заигранной классики, и открытием неизвестных произведений, и весьма экстравагантными жестами (вспомним новогодний концерт, в котором звучали битловский шлягер «Yesterday» и «Come to the Сabaret» Лайзы Миннелли). Витальной силе, которая исходит от его одержимости музыкой, импульсивных дирижерских манер (да и от его приверженности к «неканоническим» для дирижера пиджакам) могут позавидовать и молодые.

Мы истрепали слова “великий” и “выдающийся”, применяя их подчас к любому мало-мальски профессиональному музыканту. Для Светланова эти эпитеты естественны – он действительно, последний из великих дирижеров ХХ века. На вечере в Москве, которая приняла эстафету юбилейных вечеров первого дирижера России у Стокгольма, Гааги, Парижа, маэстро вновь предстал великим дирижером, который сохранил в себе священный трепет перед музыкой, считая главной своей задачей ее интерпретацию. Музыка никогда не была для него средством достижения морального и материального благоденствия (болезнь, победившая  не одного прославленного музыканта). Он никогда не сбивался на популизм, и его творческая судьба – удивительный пример того, как популярность без видимых внешних усилий приходит к художнику. Но Светланова не назовешь счастливчиком, — так велик его дар, так очевиден вкладываемый труд, которые нельзя не заметить и не оценить. Другие музыканты суетятся, работают над собственным имиджем, а Светланов в это же самое время честно трудится над очередной партитурой.

К счастью,  уже миновали времена, когда диссиденты от музыки умело манипулировали интересом публики, а всю жизнь честно трудившиеся музыканты считались оплотом официоза и придворными капельмейстерами. Вечер в Большом театре прошел именно так, как того хотел сам юбиляр – без грандиозной помпы, как это принято в театре, когда виновника торжества усаживают в гигантское кресло на фоне ярких декораций из «Бал-маскарада», а череда бесконечных поздравлений затягивается на пару часов.

На вечере Светланова царила музыка. Впервые за многие годы Евгений Федорович вошел в оркестровую яму родного театра, главным дирижером которого он был в 60-е. Причем, вошел через зал, который невольно поднялся, чтобы стоя аплодировать великому человеку. Вступительное слово другого патриарха Большого, режиссера Бориса Покровского, было целиком посвящено жизни Светланова в Большом. «У меня есть тысячи слов о нем, но я выбрал два из них – «Большой театр»,- сказал Покровский. И после этих слов особенно грустно стало от того, что ставшие легендарными за последние три десятка лет оперные работы маэстро – «Отелло» Верди, «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», «Золотой петушок» Римского-Корсакова – так и не нашли продолжения в наши дни.  Молодое поколение артистов многому могло бы научиться у великого маэстро. В конце вечера Владимир Васильев и Владимир Коконин, которые пошли навстречу пожеланию маэстро и предоставили для юбилейного вечера свою площадку,  увенчали юбиляра лавровым венком. Приятно, если этот концерт станет началом нового сотрудничества Светланова с Большим – во всяком случае, нам известно, что такие переговоры уже ведутся И тогда Светланов сможет поставить столь желанную «Псковитянку» Римского-Корсакова. Для нынешнего поколения зрителей, артистов эта постановка могла бы стать куда как более значимым событием, чем многие записанные в планы театра постановки.

Светланов начал концерт симфоническими фрагментами из «Китежа» – «Похвала пустыни» и «Сеча при Керженце» -, живо напомнившими о том триумфе Светланова. Православная мистерия Римского-Корсакова в интерпретации Светланова (постановка 1983 года) остается самой яркой и «самой русской» интерпретацией. Причем такого яростного, экстатического прочтения «русского Парсифаля», в котором сплелись бы сверхэмоциональные всплески славянской души, юродство и кликушество, тихая печаль и религиозное просветление, нам уже не услышать.

В первом отделении также был показан второй акт «Золотого петушка», последней постановки Светланова в Большом, ставшей эпохальным событием на заре перестройки. Ориентальная томность и хлесткая сатира пушкинского сюжета представили другого Светланова – тонкого и одновременно остроумного.  Кстати, в своем ответном слове в этот вечер он еще раз доказал, свое чувство юмора, подтрунивая над самим смыслом юбилейных подношений, к которым так серьезно отнеслись официальные лица. Вице-премьер правительства Валентина Матвиенко  бойко зачитала по бумажке приветствие и огласила указ президента РФ о награждении маэстро орденом «За заслуги перед отечеством» II степени, а епископ Бронницкий Тихон вручил юбиляру высший орден РПЦ. По нашей информации, награждение Светланова президентским орденом до последнего момента было под вопросом и решалось в пожарном порядке.

Светланов заставил зал забыть о не лучшем театральном воплощение «Золотого петушка»: мы услышали оркестр Большого театра таким, каким он был много лет назад – собранным коллективом профессионалов. К сожалению, уровень вокалистов не позволили всему действию превратится в триумф. Бас Владимир Маторин (Додон) пренебрегал дирижерской палочкой, изо всех сил показывая кто в этом театре настоящая звезда. Невыразительное, порой просто скучное  пение Елены Брылевой (Шемаханская царица) не могло искупить даже качественным вокалом (верхнее фа певице невероятно удалось). Если бы Светланов работал над «Псковитянкой», он бы смог «выжать» даже из солистов Большого театра намного больше. Тут же не хватило репетиций.

Но многие из тех, кто пришел в тот вечер в Большой, согласятся со мной, что кульминацией всего юбилея стало исполнение Второй симфонии Рахманинова. Уже со своим родным ГАСО, на сцене театра, Светланов поразил всех глубочайшей дирижерской концепцией, железной логикой кульминаций, истинно художническими откровениями. (В 1955 году именно Вторая симфония Рахманинова стала дипломной работой Светланова с БСО, да и вообще Рахманинов близок по всем параметрам Светланову – композитору, дирижеру, пианисту.) Столь глубокой дирижерской концепции мы давно уже не слышали, и это касается не только конкретной симфонии, а симфонической музыки в целом. В третьей и четвертой частях эмоциональный накал и полнокровное, русское звучание оркестра были выше всяких похвал. И ощущению уникальности происходящего на сцене не могли повредить даже некоторые шероховатости исполнения: оркестр не сразу смог воспринять весь дирижерский замысел, деревянные духовые не смогли стать вровень со струнной группой. Но Светланов дирижировал без толики русской слезливости и слащавости, при этом рахманиновский пафос и патриотизм были не пустыми словами, к которым мы привыкли в годы идеологических догматов, а истинным состоянием народной души.

Потом были бисы – «Музыкальная табакерка» Лядова (играли солисты оркестра), Антракт к 3 акту «Раймонды» Глазунова. И после московского триумфа юбилейные концерты Светланова пройдут в Санкт-Петербурге, а ближайшее его выступление в столице, в Большом зале консерватории состоится в ноябре.

 

Вадим Журавлев, Независимая газета 13 октября 1998 года

 

Журналист, критик, продюсер