ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ РИХТЕРА ОБЕРНУЛСЯ СКАНДАЛОМ

argerich

Публика чуть не выгнала великую пианистку Марту Аргерих

 Концерт в честь дня рождения Святослава Рихтера в Большом зале Консерватории обернулся грандиозным сканадалом. Дирижер и композитор Александр Рабинович, аккомпанировавший своей бывшей жене, великой аргентинской пианистке Марте Аргерих, прервал концерт посередине. Аргерих поддержала идею о прекращении концерта и только чудом он был доведен до конца. Поводом для столь решительных действий стало хамское поведение публики.

После смерти Рихтера его друзья превратили день рождения великого пианиста в ежегодный однодневный фестиваль его памяти. Каждый год в Москву приезжали великие музыканты, в разные годы выступавшие вместе с Рихтером. В этом году концерт его памяти должен было превратиться в событие мирового масштаба, поскольку по приглашению Большого симфонического оркестра им. Чайковского и артистического агентства «Краутерконцерт» в Москву приехала величайшая звезда классической музыки пианистка Марта Аргерих, чьи выступления по миру в последние годы стали редкостью.

Шестидесятилетняя аргентинка – музыкант рихтеровского масштаба. Но за похожим на рихтеровский аскетизмом и человеческой кротостью скрывается дьявольский темперамент и неадекватное отношение к жизни. Аргерих редко подпускает к себе журналистов, но ее кредо известно всем: она любит играть на рояле, но ненавидит концертировать. Она не желает встраиваться в конвейерный тип существования звезд классической музыки и готова платить гигантские неустойки за отмененные концерты, если чувствует, что не может выступить так, как ей хочется.

Когда она все же садится за рояль, слушателям трудно избавиться от ощущения, что ее талант имеет дьявольское происхождение. Во всяком случае, за время ее московского концерта даже мобильные телефоны, трезвонящие обычно, не смотря на многочсленные напоминания, ни разу не вклинились в звучание рояля.

Одна из странностей супрезвезды – редкие сольные программы и частые выступления в ансамблях. Список партнеров Аргерих очень ограничен: скрипач Гидон Кремер, виолончелист Миша Майский и ее бывший муж, русский композитор, пианист, а с недавних пор и дирижер, – Александр Рабинович. И многочисленные фанаты Аргерих по всему свету готовы ради своей любимицы внимать минималистской музыке Рабиновича и мириться с его начинающим дирижерским уровнем.

Московскому концерту сопутствовала нервозная атмосфера. После недавно перенесенной операции по удалению мелономы Аргерих стала еще более непредсказуемой и ее приезд в Москву сам по себе напоминал чудо. По окончании генеральной репетиции Аргерих была страшно недовольна своим исполнением Первого концерта Листа и организаторы боялись, что она может отменить выступление в любой момент. Пианистка приехала в БЗК задолго до концерта и нервно репетировала в артистической “дьявольские трели” неудачного по ее мнению концерта Листа.

Первое отделение не превещало бури. Рабинович, с трогательными “невидимками” в длинных волосах, как умел продирижировал “Дон Жуаном” Рихарда Штрауса, потом аккомпонировал Фортепианному концерту Шумана. Аргерих, видимо, озабоченная предстоящим Листом, была мрачна и на аплодисментах скрывала недовольное лицо под черной гривой волос.

Второе отделение началось с исполнения оркестрового произведения Рабиновича “Красивая музыка №3”. Через десять  минут после начала галерка “зашелестела”, еще через пятнадцать минут – в традициях Съезда народных депутатов СССР зал разразился требовательными аплодсментами. Рабинович, многие годы живущий в Европе, привык к толерантности западной публики и не вынес хамского отношения к собственному детищу. Он убежал со сцены и потребовал завершить концерт. Аргерих тут же объявила, что отказывается от выступления. На сцену выбежал наш известный пианист и популяризатор современной музыки Алексей Любимов, который обозвал слашутелей “идиотами”. И только стараниями организаторов концерты (худрука БСО им. Чайковского Владимира Федосеева, директора оркестра Алексея Шалашова) удалось остановить этот взрыв человеческих эмоций.

Рабинович вернулся и доиграл буквально несколько тактов своей “Красивой музыки”. Аргерих с блеском исполнила шлягерный Концерт Листа и даже сыграла “на бис”.

Нечто подобное случилось именно с этими музыкантами несколько лет назад в Петербурге, где они выступали фортепианным дуэтом. В Москве подобного отношения к непонравившейся залу музыке еще не было. Особенно удивительно выглядит этот скандал потому, что минималистская музыка Рабиновича достаточно красочная и в примитивном понимании этого слова практически “неавангардная”. Но, изголодавшись по выступлению западных звезд с извечным романтическим репертуаром, наша публика, видимо, уже не готова воспринимать ничего другого. Еще более удивительно, что бунтарские наклонности проявила демократичная галерка. Бомондный партер уже давно приучен потихоньку спать, пока великие музыканты, вроде Юрия Башмета, потчуют его шедеврами здравствующих авторов.

Показательно, что невиданный скандал произошел в день, когда с огромного портрета на зал взирал удивленный Рихтер. В его день рождения был окончательно уничтожен миф о нашей публике, как самой тонкой и понимающей. Сегодня Марта Аргерих и Александр Рабинович должны играть фортепианные дуэты в Концертном зале им. Чайковского. Но никто не может гарантировать, что этот концерт состоится.

Вадим Журавлев, «Газета» 22 марта 2002 г.

 

Журналист, критик, продюсер